Пехота Российской Империи 1877-1917 (birserg_1977) wrote,
Пехота Российской Империи 1877-1917
birserg_1977

Category:

Покорение войны Какие уроки вынесла из Сирии российская армия

Основные силы запрещенного в РФ «Исламского государства» в Сирии разгромлены, Россия вывела свои войска с Ближнего Востока. Как развивались события на войне, длившейся более двух лет, и почему победа потребовала столько времени — попытался, подводя итоги ушедшего года, разобраться военный обозреватель портала iz.ru.
5
Хорошо сделанная работа
Говорить об окончательной победе в сирийской войне пока преждевременно. Скорее следует указать на успешное завершение текущей фазы борьбы с боевиками на территории Сирии и сопредельного Ирака. Тем не менее значение и этого успеха невозможно переоценить.
Российские военные сумели оставить в прошлом негативный опыт, довлевший над ними после афганской и чеченской кампаний. Убедительно показано, что можно действовать в «восточной войне» сравнительно малыми силами, по возможности бесконтактно и при этом добиваться заметных результатов. Впервые за долгое время была продемонстрирована способность России экспедиционными силами вести боевые действия на удаленном театре.
При этом сирийская война стала настоящим испытательным полигоном для новых вооружений и техники, а также своего рода «учением» по обкатке новых методов ведения боевых действий с их применением. В частности, это касалось активного использования беспилотников, а также оснащения передовых авианаводчиков, действовавших в боевых порядках сирийской армии, новыми комплексами разведки, управления и связи, позволявшими активно взаимодействовать с артиллерией и авиацией.
При обсуждении логистики этой войны первым делом нужно вспомнить «Сирийский экспресс» — систему морских перевозок в интересах группировки. До осени 2015 года он работал только в интересах правительства в Дамаске, в дальнейшем на него легло и текущее снабжение российских войск. Однако, пожалуй, самым впечатляющим результатом был не «Экспресс», а то, с какой скоростью военные наращивали и сокращали свое присутствие в Сирии.
Напомним, что до декабрьского решения Владимира Путина о выводе основной части контингента российское военное присутствие в Сирии официально сокращалось дважды: в марте 2016-го и под новый 2017-й. Оба раза это было сделано весьма оперативно, но столь же быстро группировка была вновь увеличена (причем без особой огласки), когда этого потребовали интересы поддержки наступающей сирийской армии. Нет никаких сомнений в том, что российские военные при гипотетическом новом обострении на Ближнем Востоке сумеют без промедления включиться в ситуацию необходимым составом сил.
Масштабы участия
Российский Генштаб умудрился превратить сирийскую кампанию в настоящий инструмент боевой подготовки. Это тем более интересно, что с самого начала было заявлено о том, что средства на войну в Сирии берутся из текущего бюджета, который Минобороны выделяет на боевую подготовку вооруженных сил в целом.
Как сообщил Шойгу еще 22 декабря 2017 года, через сирийскую группировку прошли более 48 тыс. военнослужащих. Всего на декабрь 2017-го российская авиация в Сирии совершила свыше 34 тыс. боевых вылетов, в том числе 420 вылетов — палубная авиация «Адмирала Кузнецова».
Офицерский корпус российской армии широко привлекали на ротационной основе к подготовке и управлению сирийскими войсками как военных советников.
— Через группировку войск со своими коллективами штабов прошли все командующие войсками военных округов, общевойсковыми армиями и армиями ВВС и ПВО, почти все командиры дивизий и более половины командиров общевойсковых бригад и полков, — заявил 7 ноября 2017 года начальник Генштаба Валерий Герасимов.
Военные получили опыт применения стратегических крылатых ракет (3М14, Х-555, Х-101) в боевой обстановке: корабли и подлодки флота нанесли сто ударов, а дальняя авиация — 66. Применение ракет велось на дальностях от 500 км до 1,5 тыс. км. Также был опробован в боевых условиях ракетный комплекс «Искандер-М».
По-быстрому не получилось
Наиболее интересна та часть опыта российских военных, которая связана с их ролью в разгроме сирийцами основных сил ИГ. Этот сюжет развивался неровно, изменение подходов Москвы к вопросу позволяет лучше понять логику сирийского конфликта.
На первом этапе Россия совершенно справедливо не желала вовлекаться в сирийскую операцию больше, чем того требовала авиаподдержка Сирийской арабской армии (САА) с воздуха. Идея быстрой бесконтактной операции владела умами, над всем происходящим всё еще витали опасения нового Афганистана. При этом боеспособность сирийских войск и умение действовать самостоятельно при поддержке авиации с Хмеймима оценивались довольно высоко.
Однако на практике выяснилось, что САА находится в куда худшем состоянии, чем предполагалось. Сирийская армия как единая сила, по сути, не существовала, организация боевых действий находилась на низком уровне. Сирийские военные демонстрировали плохую координацию между родами войск. В частности, огромные проблемы наблюдались при организации огневой поддержки и поддержки наступления с воздуха, а особенно во взаимодействии танков с пехотой. Не обеспечивались фланги атакующих группировок, допускались провалы в ведении разведки и организации боевого охранения. В обороне реакция на действия противника непозволительно запаздывала, что позволяло боевикам ИГ с успехом проводить скоростные рейды, захватывая ключевые пункты в глубине, казалось бы, уже контролируемой территории.
Высший генералитет САА раздирали клановые конфликты. Любые попытки создать «особое» боеспособное соединение моментально вызывали всплеск интриг: все хотели заполучить его под свою руку. Совершенно отдельного и самостоятельного игрока в гражданской войне представляли собой сирийские спецслужбы (мухабарат).
В итоге к весне 2016 года сложилась неустойчивая ситуация. С одной стороны, активное вмешательство России существенно улучшило положение официального Дамаска и наметило перелом в войне. С другой стороны, силы САА были совершенно не готовы развивать этот успех. Настойчивые предложения российских военных о более активном включении военных советников в управление группировками, ведущими наступление, не встречали понимания. Аналогичным образом дело обстояло и с боевой подготовкой сирийцев: по сути, до осени 2016 года российские «хабиры» вели только индивидуальное обучение специалистов. Сирийцам передавались техника и вооружение, проводились тренировки, но этим по большому счету дело и ограничивалось.
Москва в этих условиях не форсировала вмешательство во внутренние, по сути, дела Дамаска. Результат оказался противоречивым. С одной стороны, в марте 2016 года была отбита Пальмира. С другой — уже в июне 2016 года сирийцы откровенно завалили наступление вглубь страны в общем направлении на Эль-Табка, попав под хорошо подготовленный контрудар сил ИГ.
Тут надо понимать, что восприятие ИГ как толпы вооруженных фанатичных бородачей совершенно ошибочно. Успехи этой группировки, позволившие ей захватить значительные территории в Ираке и Сирии в 2014–2015 годах, были во многом заложены хорошо подготовленными в военном отношении офицерскими кадрами бывшей армии саддамовского Ирака.
— Берешь видео с действиями боевиков ИГ, например с наступлением их на Хан-Туман, и видишь, что перед тобой — четкие действия почти по советскому боевому уставу! Вплоть до развертывания во взводные колонны на определенном рубеже. Зато со стороны обороняющихся [войск САА] — полная безалаберность. Никаких заграждений, никаких минных полей, никаких дежурных огневых средств — полный кошмар, — оценивал в июле 2016 года действия сторон в Сирии полковник запаса Виктор Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества».

Исправление пройденного
Параллельно со всем этим шел тяжелый штурм Алеппо, а в декабре 2016 года боевики ИГ внезапной вылазкой отбили у сирийцев Пальмиру, только-только разминированную усилиями российских саперов. При этом сирийское руководство пошло на ряд совместных мер с российскими военными только перед лицом очевидных проблем.
В частности, была существенно расширена работа военных советников. Россия перешла от индивидуальной подготовки личного состава САА к боевой подготовке отдельных частей и соединений. В частности, с ноября 2016-го особо готовился пресловутый 5-й штурмовой корпус — соединение, составленное из примерно 10 тыс. хорошо мотивированных добровольцев, имевших опыт армейской службы.
Российские штабы включились в планирование операций и управление наступающими войсками САА. При сирийском Генштабе и в войсках на важнейших направлениях работали группы российских офицеров. Старший одной из таких групп — генерал-лейтенант Валерий Асапов — погиб в Дейр-эз-Зоре в сентябре 2017 года.
Наиболее боеспособные и хорошо подготовленные части использовались в качестве опорных сил при построении группировок САА в наступлении и обороне на ключевых участках. Наметился прогресс в использовании подвижных механизированных сил в наступлении.
Сирийцы под руководством российских инструкторов осваивали новые для себя приемы ведения боевых действий. В пример можно привести «вертикальные охваты» (тактические вертолетные десанты в тыл к обороняющимся боевикам), сочетающиеся с фронтальными ударами и охватами с флангов. В частности, таким образом была проведена операция «Сил тигра» (элитного формирования под командованием генерала Хасана Сухеля) под Эль-Кадиром в августе 2017 года.
Существенную роль российские военные сыграли и в подготовке сирийских инженерных войск. Удалось добиться прогресса в оборудовании позиций. Также российские саперы наводили переправы через Евфрат в сентябре 2017 года.
Всё это в сочетании с активной воздушной кампанией и встречным наступлением группировок (в основном курдских), поддерживаемых международной коалицией во главе с США, позволило переломить ход войны на востоке Сирии и практически ликвидировать ИГ как организованную военную силу, контролирующую заметные территории на Ближнем Востоке. https://defence.ru/article/pokorenie-voini/
Tags: Армия, Современность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment