Пехота Российской Империи 1877-1917 (birserg_1977) wrote,
Пехота Российской Империи 1877-1917
birserg_1977

Categories:

Лев Лопуховский. «1941. На главном направлении». Москва, 2014 Рецензия Б. Соколова.

Известный военный историк Лев Лопуховский – один из лучших среди тех, кто пишет о Великой Отечественной войне. В своей новой книге он рассматривает события 1941 года в плане боевой готовности Красной армии к войне с Германией и первых сражений с врагом вплоть до конца Московской оборонительной операции. Также автором прослежена судьба 120-го гаубичного артиллерийского полка (ГАП) большой мощности Резерва Главного командования, которым командовал его отец – полковник Николай Ильич Лопуховский, числящийся погибшим в окружении под Вязьмой в октябре 1941 года при прорыве из окружения. Тогда же прекратил свое существование и 120-й ГАП.

Лев Лопуховский проследил весь боевой путь полка, установив место его последнего боя у деревни Богдановка 13 октября, но так и не смог достоверно выяснить: погиб его отец или попал в плен. В приложении он публикует доклад командира о боевых действиях полка 22–26 июня 1941 года.

Неготовность номер один

Что касается мнения автора относительно принципиальной неготовности Красной армии к войне и ее катастрофических поражений 41-го года, то важнейшей причиной неудач, с точки зрения Лопуховского, стали массовые репрессии против командного состава 1937–1938 годов. Именно это привело к тому, что подавляющее большинство командиров и начальников предпочитали проиграть сражение, выполняя все приказы и предписания вышестоящего начальства, зачастую не отвечавшие реальной боевой обстановке, чем даже одержать победу, но вопреки инструкциям. Классический тому пример – не только поведение многих советских генералов в канун гитлеровского нападения на СССР, но и действия будущего маршала Ивана Конева в ходе операции «Тайфун».

«1941. На главном направлении»

Лопуховский доказывает: Конев предугадал, что утром 2 октября главный немецкий удар будет нанесен в районе Канютино, и фактически раскрыл замысел операции по окружению Западного и Резервного фронтов. Но свой доклад Конев направил Сталину только в 23.30 1 октября. Как отмечает Лопуховский, Конев не решился пойти против указаний Ставки и усилить угрожаемые направления за счет других участков. Историк полагает, что командующий Западным фронтом мог бы сосредоточить два полка катюш в районе Канютино, где изготовившаяся к удару немецкая танковая группировка более чем из 300 танков сосредоточилась на узком водоразделе между двумя реками и могла стать легкой добычей гвардейских минометов.

Можно возразить, что катюши вряд ли успели бы перебросить до начала германского наступления. К тому же они не очень приспособлены к противоборству с танками. При дальности стрельбы 3000 метров отклонение по дальности составляло 257 метров, а боковое – 51 метр. Начальная же скорость 70 метров в секунду не позволяла на такой дистанции пробить броню танка. В любом случае огневой налет двух полков катюш немецкий прорыв не предотвратил бы. Единственным правильным решением для Конева вечером 1 октября могло стать немедленное начало отвода главных сил фронта на вяземский оборонительный рубеж с одновременным усилением войск на угрожаемых направлениях. Тогда катастрофы теоретически можно было избежать. Но даже рискни Конев начать отход без приказа Сталина, реально осуществить его он все равно не смог бы. Через день или два Ставка, обнаружив отход без приказа, наверняка развернула бы войска обратно, что только усилило бы неразбериху. А Ивана Степановича непременно сняли бы с должности и скорее всего расстреляли бы, как и его предшественника – генерала Дмитрия Григорьевича Павлова.

Еще раз о безвозвратных потерях

Значительная часть книги Лопуховского посвящена проблеме советских военных потерь. Автор обоснованно критикует данные, изложенные в книге «Гриф секретности снят», подготовленной историками под руководством генерал-полковника Григория Кривошеева и вышедшей в 1993 году. В частности, Лопуховский указывает, что советские безвозвратные потери только в Московской операции, исходя из численности войск, составили не менее миллиона человек, тогда как Кривошеев и его соратники определяют их в 514 тысяч, занижая вдвое.

Однако оценка Лопуховского относительно общей величины безвозвратных потерь Красной армии в 14 824 700 человек, включая только погибших и тех пропавших без вести, которые не были найдены после войны, представляется существенно заниженной. В приложении к книге публикуется доклад начальника оперативно-учетного отдела Оперативного управления Генштаба полковника Ефремова от 1 мая 1942 года, где определяются потери Красной армии с начала войны и до 1 марта 1942-го. Согласно этому документу к началу войны Красная армия насчитывала 4 924 000 человек (без флота и войск НКВД), включая 668 000 призванных на большие учебные сборы (по другим сведениям, на сборы было призвано 800 000). Всего в период с 22 июня 1941 по 1 марта 1942 года призвано 12 490 000 человек, так что без потерь армия к 1 марта 1942-го должна была насчитывать 17 414 000 человек, тогда как фактически в наличии оказались 9 315 000. Следовательно, суммарные безвозвратные потери, включая не вернувшихся в строй раненых, составили за этот период 8 099 000 человек. Ефремов привел сведения о безвозвратных потерях – 3 217 000 человек, включая 665 000 не вернувшихся в строй, в том числе умерших от ран и болезней и инвалидов. По данным Ефремова, из 1 665 000 раненых, контуженных, обмороженных и заболевших вернулись в строй 1 000 000 человек. В этом случае общее число убитых и попавших в плен можно оценить в 7 434 000 человек (сюда не входят потери флота, насчитывавшего в начале войны 532 тысячи человек, и войск НКВД). Таким образом, в Генштабе учитывали не более трети убитых и пленных красноармейцев. Германские войска к концу 1941 года захватили 3,9 миллиона пленных. В январе и феврале 1942-го взяты в плен еще 50 816 красноармейцев. Кроме того, 64 188 пленных захватила финская армия и около 160 тысяч – румынская. Таким образом, за вычетом пленных общее число убитых в составе Красной армии до 1 марта 1942 года можно оценить в 3 269 000. В январе 1942-го, по материалам Ефремова, потери убитыми, пропавшими без вести и ранеными составили 558 000, а в феврале – 528 000 человек. Согласно другим сведениям, опубликованным Дмитрием Волкогоновым в 1993 году, только безвозвратные потери Красной армии в январе 1942-го составили 628 000 человек, а в феврале – 523 000. Если исходить из изложенного Волкогоновым и из помесячной статистики раненых, общее число убитых за период с начала войны можно оценить в 3 185 000, что практически совпадает с материалами полковника Ефремова. Расчет же по подобной методике безвозвратных потерь советских Вооруженных Сил за всю войну приводит к числу 26,9 миллиона убитых и умерших.

Tags: Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments