Пехота Российской Империи 1877-1917 (birserg_1977) wrote,
Пехота Российской Империи 1877-1917
birserg_1977

Categories:

Табаченко А. Покрышкинский авиаполк. «Нелакированные» боевые хроники.

__1
Интересная книга, написана по материалам РГВА.  К сожалению нет взгляда с той стороны холма. Но вид с нашей стороны дает замечательный.

Текст выступления командира 7-го иак РВГК генерал-майора авиации Утина А. В., об итогах действий 9-й гв. авиадивизии в Ясской оборонительной операции:

«По моим наблюдениям, по наблюдениям других офицеров и генералов и результатам боевых действий в операции можно сделать вывод, что боеспособность дивизии высокая.

Претензий к дивизии по боевым действиям у меня нет. Дрались больше над территорией противника – так и нужно.

В будущем нужно учесть, что иногда мне приходится наводить группу на определенный пункт, куда следуют бомбардировщики противника, причем не нашего патруля, ни группы противника я еще не вижу и указываю только пункт, куда патруль должен идти, т. е. осуществляю дальнее наведение. Недочетом в действиях при таком наведении является то, что летчики плохо знают район, копаются в карте, запрашивают, как найти этот пункт, и в результате опаздывают. Этот недочет нужно устранить. Когда операция идет на узком участке фронта, летному составу на память нужно знать характерные ориентиры на карте и на местности и быстро их находить.

На потери дивизии влияло три фактора:

1. Личный состав дивизии долго дрался и после шестимесячного перерыва вынужден был действовать в очень напряженной воздушной обстановке.

2. Целый ряд старых летчиков дерется «чересчур отлично», т. е. увлекаются, действуют сломя голову, без применения хитрости и выдержки.

3. Выход из боя не организован. Выходят парами, а то и одиночками. Осуществлять выход из боя нужно всей группой.

Неправильный выход помимо потерь создает безнаказанный самовольный уход с поля боя. Были такие случаи: начинается воздушный бой, выходят из него 1–2 экипажа и крутятся севернее моего КП, своих фамилий не называют, на мои вызовы не отвечают, а когда воздушный бой заканчивается, уходят вместе с группой домой. Это показывает на плохой контроль. Нужно выявлять, кто так делает, и немедленно принимать меры. Если найдутся такие из молодняка, подходить к оценке его действий осторожно. Может быть, он и не трус, а просто не привык, робеет, в первом бою это естественно, и, если за ним не наблюдать, не поправить вовремя, будет невольный предатель, трус.

Из моих наблюдений за воздушными боями могу сказать, что, когда бой был в четверках и шестерках, потерь не было, как только в бою нет взаимодействия и начинают драться парами, а то и одиночками, группа несет большие потери.

Другая противоположность – большие группы. Водить в одной группе 8 истребителей нельзя, усложняется управление, понижается маневр. Лучшей группой для боя будет четверка или шестерка и не больше, при увеличении группы, как правило, получается каша.

У немцев старый метод – «создать угрозу отовсюду». Истребители противника ходят группами – ФВ-190 по четыре – шесть самолетов, Ме-109, пара – четверка, но этих групп много, они висят по всем высотам и на широком фронте, поэтому у них и наращивание лучше и удар получается отовсюду. Это еще раз доказывает, что нам надо громоздкие группы разбить на несколько малых.

Над полем патруль в 14–16 самолетов должен действовать группами по 4–6 самолетов. В большой группе, как правило, и отрыв больше. Иногда без нужды ведущий разворачивает группу маневром «все вдруг», пары отрываются, теряют взаимодействие и несут потери.

Ведомый, безусловно, отвечает за безопасность ведущего, но и ведущий должен отвечать за безопасность ведомого. Если ведущий теряет своего ведомого, да еще нескольких, немедленно расследовать. Не умеет водить пару – ставить ведомым, если же бросает товарища в бою – судить как труса.

О немедленном вылете. Здесь предъявляли претензии к штабам, что нет времени на подготовку к вылету, но ведь истребители не бомбардировщики, группы должны быть готовы заранее, и, если определена задача на день, как, например, прикрытие, особой подготовки не требуется. Если будут смешанные группы, назначенные наспех, – вина командира полка.

Учтите, что в ближайшие дни, когда перебазируетесь на новые аэродромы, отстоящие от линии фронта в 2 раза ближе теперешних, я буду использовать вас по вызову на поле боя. К этому будьте готовы.

В ваших действиях мне не нравится два факта:

1. Плохая радиодисциплина. Ведущие со мной связывались и выполняли мои приказания, но, как только начинается бой, часто в эфире поднимается что-то невообразимое, все разговаривают, кричат, ругаются, иногда одновременно включают передатчики, создавая шум, и не понимают друг друга. При такой радиодисциплине невозможно и использование радиопеленгатора, ведь он должен получить от вас запрос, засечь и дать курс, а что вы услышите при таком шуме? Надо в эфире навести самый жесткий порядок.

2. Небоевые потери. Они у вас гораздо больше боевых. Если бы не они, дела бы обстояли у вас блестяще. Среди небоевых потерь больше всего за счет блудежек, летят, пока не израсходуется горючее, пока не стал мотор, садясь где попало, бьют самолеты. Всем известно – не восстановил ориентировку, имею запас горючего, – выбери площадку и садись спокойно. Категорически потребовать при потере ориентировки не терять высоту, а выбирать ее и на средней высоте восстанавливать. Случаи потерь ориентировки свести к нулю.

Я надеюсь и уверен, что все недочеты будут устранены и в следующих операциях дивизия будет драться еще лучше»

Tags: Авиация, Великая Отечественная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments