December 12th, 2015

Что там на варспоте? (с)

Статья  Владислава Гончарова  От фрегатов – к крейсерам http://warspot.ru/4693-ot-fregatov-k-kreyseram
Крейсера – наиболее разнообразный и многофункциональный класс боевых кораблей. Некую «единую линию» в их развитии можно проследить лишь начиная с Первой мировой войны – до этого под «крейсером» могли пониматься самые разные корабли с весьма различными, иногда взаимоисключающими задачами. Само же обозначение крейсера как класса кораблей, а не выполняемых ими задач, появилось лишь в 1870-х годах. Что этому предшествовало?
1
Бой монитора Huascar и крейсера Amethyst
Комментарий Дмитрия Якимовича из ФБ.
Collapse )

«Анатомия ненависти: русско-польские конфликты XVIII—XX вв.»

По случаю выхода в Польше книги «Анатомия ненависти: русско-польские конфликты XVIII—XX вв.» ее автор историк Анатолий Тарас рассказал «Салідарнасці», что нового поляки могут узнать о своей и нашей истории, за что они имеют право ненавидеть русских и как Беларусь оказалась между молотом и наковальней.
1
– Книга вышла в Беларуси еще в январе 2009 года. А как возникла идея издать ее на польском языке?

— Это была идея поляков. Для меня она стала неожиданностью.

История с ее выходом длилась около четырех лет. А все началось с того, что школьный учитель истории из Варшавы – Кшиштоф Блажевич — заинтересовался моей книгой. Он сам белорус по происхождению — его отец и мать во время войны бежали в Польшу от большевистского террора. Кшиштоф очень любит Беларусь, каждое лето приезжает сюда, путешествует с рюкзаком по деревням и малым городам. А по счастливой случайности его брат-близнец Анджей работает в книжном издательстве «Demart». Вот он через брата и порекомендовал перевести мою книгу на польский язык. Издательство заинтересовалось, хотя оно в основном издает атласы географические карты.

Мы подписали договор еще весной 2012 года. Но потом возникли кое-какие технические и финансовые трудности, дело застопорилось. И вот, когда я уже забыл о польском предложении и подписанном контракте, вдруг два месяца назад мне сообщили, что книга идет в печать.

Ее перевели (переводчица Катажина Равска-Гурэцка) и издали тиражом 5 тысяч экземпляров.

— Наверняка поляки не смогли пройти мимо названия, в котором звучит слово «ненависть» применительно к отношениям русских и поляков.

— Думаю, что им в первую очередь понравилось содержание. Удачное название – это хорошо, но далеко не все. Люди начинают листать книжку, смотрят оглавление и либо кладут обратно на полку либо покупают. А тут в одной книге рассмотрены 250 лет истории польско-российских отношений. Недаром польские рецензенты охарактеризовали ее как фундаментальный труд.

Опять же людей привлекло, что я последовательно провожу антироссийскую линию. При этом я подчеркиваю, что речь идет не о вражде между поляками и русскими как народами — такой вражды уже давно нет. Речь идет о том, что независимо от того, каким был политический режим в России – самодержавным, конституционно-монархическим, буржуазно-демократическим, коммунистическим или непонятно каким (как сейчас) — суть внешней политики России всегда заключалась в агрессии. И в этом плане нет никаких изменений не то что за 250 лет, а с середины XV века, когда Василий Второй начал захватывать земли у соседей маленького Московского княжества.

Сегодня в Европе далеко не все это понимают, поэтому пытаются апеллировать к разуму, к гуманизму, используют экономические аргументы, что абсолютно бесполезно. В России понимают разговор только с позиции силы. Во все времена их внешняя политика сводилась к агрессии по всему периметру своих границ. Сейчас сил у них стало маловато — даже на Украину не хватает. Но все равно, как мы видим, им хочется кого-нибудь укусить и оттяпать чего-нибудь.

И вот эту агрессивную сущность российской политики я показал на примере Польши. Ведь ни одна империя — ни Французская, ни Английская, ни Российская — не могла жить без образа внешнего врага. Французы отдали эту роль Германии, англичане – России, Россия – Польше.

Поляки оценили мой труд. На книжной ярмарке в Варшаве, где состоялась презентация моей книги, я за три неполных дня подписал около 100 купленных экземпляров. Люди задавали массу вопросов, обсуждали, дискутировали.
Collapse )