May 27th, 2015

Книгосвежак от среды. ФВЛ и Вольфшанце отметились!


Федор Лисицын, Николай Аничкин
Оружие нашей победы
Винтовка Мосина, пистолет-пулемет Шпагина, танк Т-34, дивизионная пушка ЗиС-3, истребитель Лавочкина, бомбардировщик Петлякова… Оружие, с которым наши деды победили самую сильную армию мира.
В последние десятилетия нам упорно вдалбливали, что Советский Союз одержал победу в Великой Отечественной войне числом, а не умением, но при этом забывали, что советские воины сражались не голыми руками. Дать оружие каждому солдату многомиллионной Красной Армии - величайшее достижение для конструкторов и рабочих.
МЫ ИХ НЕ ТОЛЬКО ПОБЕДИЛИ!
МЫ ИХ ВНАЧАЛЕ - ПЕРЕДУМАЛИ!
В незримой бесшумной схватке конструкторских бюро и лабораторий пытливый, ясный русский ум уверенно взял верх над сумрачным тевтонским гением...
В книге «Оружие нашей победы» рассказывается об оружии, без которого советский народ вряд ли смог победить фашистскую Германию. Это стрелковое оружие, артиллерийские орудия, самолёты, танки, самоходные артиллерийские установки, подводные лодки, бронепоезда, ручные гранаты, автомобили.
Collapse )

110 лет назад в Цусимском бою наши корабли стреляли болванками.

110 лет назад в Цусимском бою наши корабли стреляли по японскому флоту стальными болванками вместо снарядов
27-28 мая (14-15 мая по старому стилю) 1905 года в бою близ острова Цусима русский флот потерпел самое сокрушительное поражение за всю свою историю.
30 русских кораблей под командованием вице-адмирала Зиновия Петровича Рожественского, прошедших 18 тысяч миль от Кронштадта до Цусимского пролива и располагавших 228 орудиями, сражались против 121 японского корабля под командованием адмирала Того Хейхатиро, имевших на вооружении 910 орудий. Победу одержал японский флот, обладавший помимо численного превосходства, преимуществом в мощности артиллерийских боеприпасов, бронировании кораблей, скорости хода. Геройски погибло более пяти тысяч русских моряков. Хотя были и такие, кто спустил перед врагом Андреевские флаги. После Цусимского сражения Япония спешно инициировала мирные переговоры. По завершении войны, которую вели руками японцев США и Великобритания, Россия сохранила статус великой державы, с честью пройдя тяжелейшие испытания.
Тем не менее, «Дело» о походе и бое русских эскадр под командованием вице-адмирала З.П. Рожественского и через 110 лет продолжает оставаться нераскрытым. Следствие о гибели тысяч человек и утрате казённого имущества в виде десятков кораблей, опиралось на свидетельские показания заинтересованных лиц, в основном, либо: со сдавшихся кораблей, либо со спасшихся путём ухода в Манилу. Выживших и сражавшихся до конца – было меньшинство. Все «вещдоки» в виде крупных кораблей - большей частью - на морском дне или у японцев, судовые журналы недоступны. Неопровержимым фактом являлось лишь очевидное поражение или убийство флота. На вопрос: как это могло случиться – официальная «Следственная комиссия по выяснению обстоятельств Цусимского боя» постаралась ответить односложно – жертвы убийства, в основном, сами и виноваты: перегрузили корабли, выкрасили их в чёрный цвет, стреляли мимо, маневрировали плохо и т.д. В общем, «горе побеждённым».
Заключение «Следственной комиссии» написал капитан 2-го ранга фон Шульц – в будущем контр-адмирал флота независимой Финляндии. И похоже, что выводы «комиссии» оказались составленными ещё до начала её работы, а название «Следственная» было условностью. В самом деле, доведись разбирать «картину преступления» настоящему следователю, например, полицейскому чину, профессионалу-служаке, - многое предстало бы совершенно в ином свете. Вот взять хотя бы утверждение о никуда не годной меткости стрельбы русской корабельной артиллерии…
Изучив показания, позднее собранные в документальном труде Дж. Вествуда, который так и называется: «Свидетели Цусимы», добросовестный следователь обнаружил бы, что на 5-й минуте боя крупный русский снаряд угодил прямо в мостик броненосца флагманского броненосца «Микаса» , где уже было приготовился к самурайской смерти адмирал Того вместе со своим штабом. Угодить-то угодил, но не взорвался – так, снёс пару ограждений, словно и не снарядом был, а каменным ядром. От знающего англичанина Кэмпбелла, союзника Японии, поступили бы сведения о том, что японский флагман получил попадания десятью 12-дюймовыми и двадцати двумя 6-дюймовыми снарядами. Большинство - не взорвались. Тем не менее, убито и ранено 113 человек. Автор книги «Цусимский бой» внимательнейший Г. Александровский заявил бы о двухстах тридцати попаданиях в японские суда. Даже после изучения открытых японских источников, явно занижавших число точных выстрелов русских кораблей, обнаружилась бы следующая картина: эскадренный броненосец «Сикисима»: получил 1 попадание 305-мм снаряда, одно 254 мм., 3 152-мм и 4 75-мм снарядами, 13 убитых, 22 раненых; эскадренный броненосец «Фудзи»: 2 – 305-мм, 3 – 152-мм, 2 – 75 мм. и 5 неустановленного калибра, 8 убитых, 22 раненых; броненосный крейсер «Асама»: 3 – 305 мм., 2 – 229-мм, 7 – средними и мелкими снарядами, вышло из строя рулевое управление, большие затопления, 16 убитых и раненых; броненосный крейсер «Ниссин»: 4 – 305 мм., 1 – 229 мм., 2 – 152 мм., 4 мелкими снарядами, 95 убитых и раненых…
В общем, если бы русские снаряды рвались как следует - броненосцы Того горели бы кострами уже в завязке боя, а сам японский главком пал бы смертью храбрых. Этого не случилось. Больше того, как доказывает в своих работах наш современник Борис Галенин, - вице-адмирал Рожественский, начиная сражение, вынудил Того совершить самоубийственный манёвр, так называемую «Петлю Того», когда японские корабли, ложась почти на обратный курс, подставили свои борта под сосредоточенный огонь русских, облегчив им пристрелку неподвижной точкой поворота и закрыв головными судами стрельбу сзади идущим. Долгие 12 минут комендоры Рожественского давали сосредоточенные залпы, поражая врага точными попаданиями. Для гибели или тяжёлого повреждения корабля достаточно было одного-двух попаданий со взрывом. Вот только десятки крупных снарядов, пробивая насквозь борта японских броненосцев, оставляли в них круглые отверстия и уходили в море, не взорвавшись. Судя по тому, что японские моряки тут же вставляли в пробитые отверстия деревянные пробки, диаметр которых точно соответствовал калибру русских снарядов, Того «кое-что» знал.
Для сравнения уместно вспомнить ход битвы 28 июля 1904 года в Желтом море, когда наша Порт-Артурская эскадра пыталась прорваться во Владивосток: русские снаряды, не в пример Цусимскому бою, успешно разрывались. Капитан 1 ранга Н.О. фон Эссен докладывал: «…на «Микаса» все орудия молчали, кормовые части у «Асахи» и «Сикисима» были разворочены, у «Микаса» сквозная пробоина посередине… и около боевой рубки всё разворочено, мостик снесён, над передней частью дым».
Collapse )

27 мая первый полет истребителя АНТ-31 (И-14) конструкции П. Сухого

- первого в СССР цельнометаллического самолета с убираемым в полете шасси и закрытым фонарем отапливаемой кабины.

Серийные истребители выпускались с двигателями Wright Cyclone моделей F-2 и F-3, а также с советским аналогом этих моторов - М-25. Всего в постройке находилось 55 самолетов, из них в авиачасти иркутским заводом Nо.125 было сдано только 18 машин (в 1936 году - 4 самолета, в 1937 году - еще 14). Остальные не были закончены. По другим сведениям кроме этих самолетов новосибирский завод Nо.153 в 1936 году выпустил 4 серийных истребителя.
Из-за отсутствия высококвалифицированных рабочих-сборщиков серийные И-14 имели низкое качество внешней поверхности, заклепочных швов и т.д. С появлением более простого и дешевого в изготовлении истребителя И-16 Н.Н.Поликарпова самолет И-14 потерял свое назначение, поскольку уступал ему в технических характеристиках и имел преимущество лишь в маневренности. Но несмотря на это данный истребитель явился значительной вехой в цельнометаллическом самолетостроении, при проектировании и постройке которого был накоплен опыт в применении гладкой обшивки и потайной клепки.