Пехота Российской Империи 1877-1917 (birserg_1977) wrote,
Пехота Российской Империи 1877-1917
birserg_1977

Categories:

Потери Сибирских стрелковых полков в Первой мировой войне.

Из монографии П. А. Новикова "Восточно-сибирские стрелки в Первой мировой войне".
Относительно сибирских стрелков есть две группы данных.
Во-первых, это записи о потерях в журналах военных действий 3-го Сибирского корпуса [28]. Журналы заполнялись с 27 августа 1914 г. по 31 августа 1917 г.,причем регулярные записи о суточных потерях появились только после 14 апреля 1915 г. По этим неполным данным потери корпуса составили: 7043 нижних чина убито, 25191 нижний чин ранен и контужен, 10209нижних чинов пропало без вести, 309 контужено, одинперебежал к немцам, 2 обморожено, 7 отравлено газом,42 дезертировали. Учитывая еще и записи выбывших без разделения на убитых, раненых и пропавших в 14765 чел., получим общие потери 3-го Сибирского армейского корпуса в 57559 чел. При этом необходимо пояснить, что по штатам 1914–1915 гг. русский корпус насчитывал 886 офицеров, 120 врачей, 121 классного чиновника, 40099 строевых и 6960 нестроевых нижних чинов. В 1916–1917 гг. численность выросла до 1248 офицеров, 147 врачей, 195 чиновников, 52015 строевых и 16062 нестроевых солдат.

560ec7ae8c78
Офицеры 30-го Сибирского стрелкового полка 8-й Сибирской стрелковой дивизии 3-го Сибирского армейского корпуса 2-й армии.www.novonikolaevsk.com
Во-вторых, были проанализированы именные списки потерь нижних чинов 13, 14, 15-го, 16, 17, 18, 20, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52-го Сибирских стрелковых полков. Списков потерь 19, 25,26-го Сибирских полков в Российском государственном военно-историческом архиве нет.
Итого, есть сведения разной степени полноты по 21 полку, из них наиболее полные по хронологии от-осятся к 4 полкам: 17-й Сибирский полк: 1439 убито, 6610 ранено, 349 контужено и 5172 пропали без вести, итого, 13570 нижних чинов [29, л. 1–291; 30, л. 1–254].

50-й Сибирский полк: 935 убито, 7894 ранено, 358 контужено, 1380 пропали без вести и 5475 остались на поле сражения, итого, 16042 чел. [31, л. 1–294; 32, л. 1–301]. 51-й Сибирский: 907 убито, 6999 ранено, 797 контужено, 581 пропали без вести, 5551 остались на поле сражения, итого, 14835 бойцов [33, л. 1–311; 34, л. 1–286; 35, л. 1–307]. 52-й Сибирский: 1272 убито,
6673 ранено, 276 контужено, 4920 пропали без вести, 2575 остались на поле сражения, итого, 15716 чел.[28, 36, л. 1–308; 37, л. 1–266]. Таким образом, по документальным данным каждый из этих полков потерял от 14 тыс. до 16 тыс. чел., при штате 4245 нижних чинов. Из них до 1500 убито, а 7500 пропали без вести. Соотношение 1 к 5. Таким образом, общая убыль составила 4 полных состава, и к середине 1917 г. на фронтовых позициях стоял уже 5-й состав. Эти данные мало отличаются от утверждения А.А. Керсновского, что «шесть составов переменила вообще вся пехота. Но добрая треть наших дивизий 1-й и 2-й очереди, особен
но дравшиеся на Юго-Западном фронте, переменили за войну состав 10 раз и более» [38, с. 248].
Очевидно, полковые списки потерь и служили основой для сообщения родным о судьбе солдат. С похоронными извещениями сельские старосты под расписку знакомили родителей погибших и возвращали их в волостное правление. Эти документы сохраняются
в соответствующих фондах региональных архивов.
Сопоставим полученные по Сибирским полкам результаты со сведениями в целом по России. По подсчетам Б.Ц. Урланиса, в Первой мировой войне русская армия потеряла 1200 тыс. убитыми, 240 тыс. умершими от ран, 11 тыс. – от газов, 155 тыс. умершими от болезней, 10 тыс. умершими в плену и 15 тыс. – от несчастных случаев. Итого, 1811 тыс. чел. [39, с. 381]. При этом Б.Ц. Урланис особо упоминает недоучет убитых в картотеке Главного управления
Генерального штата, насчитывавшей 626440 убитых [40, с. 31]. Другими словами, значительная часть пропавших без вести в действительности была убита, а не попала в плен. Учитывая то, что русская армия насчитывала примерно 500 действующих полков первой и второй очереди, то 1500 убитых на полк и дают схожую с картотекой (626 тыс.) цифру (750
тыс. чел.). Считать ее полной нельзя, потому что при соотношении убитых и пропавших без вести 1 к 5 оказавшихся в плену должно быть 3 млн 750 тыс. чел. По германским и австро-венгерским данным численность русских военнопленных составляла всего 2415 тыс. чел.
Следовательно, на одного убитого по именным спискам полков приходится еще один убитый, записанный как пропавший без вести. Поэтому нельзя согласиться с А.А. Керсновским, что только «примерно третья часть – сохранили свои имена», а остальные –
неизвестные солдаты. Их имена и фамилии указаны среди пропавших без вести, места погребений же действительно никому неизвестны.
Известный военный теоретик генерал Н.Н. Головин в 1931 и 1939 гг. определил потери русской армии в Первой мировой войне в 1300 тыс. убитых и 350 тыс. умерших от ран [41, с. 137]. Это практически совпадает с оценками Урланиса и данными выборочных исследований сельского населения Украины и Дона, давшими соответственно 1,33 и 1,21% убитых
и пропавших без вести в Первой мировой войне от опрошенного населения [42, с. 58]. Таким образом, безвозвратные потери русской армии в 1914–1918 гг. составили от 1650 до 1811 тыс. чел.

Tags: Первая мировая война, Пехота, Полки, Сибирские стрелковые полки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments