Пехота Российской Империи 1877-1917 (birserg_1977) wrote,
Пехота Российской Империи 1877-1917
birserg_1977

Category:

К вопросу о резервных войсках Русской армии

В результате франко-прусской войны 1870 г. на западных границах России возникла могущественная Германская Империя. Появление столь сильного противника, наряду с оставшимися напряженными отношениями с Австро-Венгрией, привело к значительным реформам Российской Императорской армии. Эти реформы направленные на превращение русской армии в массовую затронули ее организацию, комплектование, управление, вооружение, подготовку офицерского состава, обучение и воспитание войск и др. вопросы. С 1874 г. вводится всесословная воинская повинность, по которой к службе в армии привлеклось все мужское население по достижении 21 года. Срок службы в армии сократился до 6 лет на действительной службе и 9 лет в запасе. Это позволило свести до минимума численность кадровой армии в мирное время и обеспечить вооруженные силы значительным числом военнобученных запасных.
Реорганизация армии предусматривала наряду с наличием кадрового состава создание резервных войск, за счет которых обеспечивалось ее усиление в военное время. Кадры для них были созданы в 1878 г., до этого личный состав и вооружение передавались от крепостных и местных войск.
Резервные войска – армейские части, которые содержались в мирное время в меньшем кадровом составе, чем войска полевые. Они имеют назначение в военное время аналогичное полевым войскам и, следовательно, аналогичную организационную структуру. Выделение резервных войск в отдельную категорию объясняется невозможностью по финансовым соображениям содержать в мирное время все войска с одинаково сильно развитыми кадрами. Резервные войска состоят из пехоты, артиллерии и инженерных частей.
В мирное время резервные войска составляли около 10% Российской армии, при мобилизации по расписанию №18 введеному в 1903 г. их численность возрастала на 603 тыс. человек. Таким образом, в военное время они составляли около трети армии. Резервные войска задолго до войны принимались Главным Штабом при составлении, как планов войны, так и разных оперативных соображений. Для их развертывания по мобилизационному расписанию уже в мирное время были заготовлены запасы вооружения, снаряжения и обмундирования. Начальствующий состав мирного времени принимал командование развернутыми по мобилизации частями.
Согласно плану войны с Японией, на усиление русских войск дислоцировавшихся на Дальнем Востоке назначались 6-ть армейских корпусов. Из них четыре, сформированные в Московском, Сибирском и Казанском военных округах, были развернуты из резервных войск.
Развернутый в Сибирском военном округе 4-й Сибирский армейский корпус, получил значительное время на сколачивание и боевую подготовку. С первых же своих боев он получил великолепную боевую репутацию. Особенно отличился 12-й пехотный Сибирский Барнаульский полк, в сражении при Дашичао ходивший несколько раз в штыковые атаки.
Иная судьба была у развернутого в Казанском военном округе 5-го Сибирского корпуса. Он не получил достаточного времени на обучение и сразу после мобилизации был направлен на фронт. Неудивительно, что части «с колес» направленные в бой не выдержали проверки. Так 284-й пехотный Чембарский полк в ночном бою у г. Ляоян, попал под обстрел русских частей и бежал с поля боя. Введенные в бой к северо-востоку от г. Ляоян 215-й пехотный Бузулукский и 216-й пехотный Инсарский полки, попали в японскую засаду и в панике оставили поле сражения. По имени своего командира дивизии А. Н. Орлова, они получили прозвище «орловские рысаки», еще одно прозвище – «зайцы».
В дальнейших сражениях части 5-го Сибирского корпуса исправились. Уже в сражении при Шахэ по свидетельству очевидца Инсарский и Чембарский полки: «показали, что умеют драться, как подобает русским войскам и название «зайцев» им дано совершенно напрасно». В сражении у Мукдена отличился 214-й пехотный Мокшанский полк, известный по вальсу «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии». Храбро сражались и части 6-го Сибирского корпуса, прибывшие на фронт из Московского округа.
В целом, резервные части, получившие достаточно времени на сколачивание и боевую подготовку, показали себя не хуже чем полевые (первоочередные) части. Девять полков получили Георгиевские знамена, остальные полки получили коллективные награды – знаки "За отличiе въ войну съ Японiей въ 1904 и 1905 годахъ"
Суровые испытания ждали резервные части, как и всю армию в целом, в ходе Первой русской революции 1905-1907 г.г. На малочисленные резервные войска легла задача поддержания правопорядка на огромных пространствах Поволжья, Урала и Сибири. Здесь не было контингентов полевых войск дислоцировавшихся в мирное время, они появились только в ходе подавления беспорядков. Несмотря на революционную пропаганду, резервные части остались верными присяге.
В 1910 г. несмотря на то, что кадры резервных войск были наиболее оптимальной организацией второочередных войск, они были упразднены. Теперь, роль резервных частей приняли так называемые «скрытые» кадры. 140 полков первой очереди имели дополнительные 19 офицеров и 262 нижних чина, из которых при мобилизации развертывался второочередный полк. Если кадр резервного полка относился к призванным запасным как 1 к 4-8, то второочередного полка как 1 к 16. Что значительно ухудшало качества второочередных частей нового образца. Подбор начальников дивизий и командиров полков очень часто был весьма неудачен.
В итоге второочередные дивизии, в большинстве случаев, выступали в поход не боеготовыми. Высшие командование не учитывало эти слабые стороны второочередных частей, и ставило им задачи наряду с полевыми дивизиями. Неудачи на участках этих дивизии, часто отражались плачевно на операциях целых армий.
Так 6 августа 1914 г. в Восточной Пруссии, части 56-й второочередной пехотной дивизии прямо из эшелонов были направлены в бой. Попав под обстрел обезумевшие от страха пехотинцы, побросав в пути свои винтовки и все снаряжение, а часто даже сапоги, беспорядочной толпой, потерявшие всякий воинский вид, стремились проскочить на восток, за Неман, который почему-то казался им спасеньем.
Второочередные дивизии получали обидные прозвища: «рысистые», «занеманское беговое общество», «бородатые бегуны» и т.д. Это не в полной мере справедливо, часть, из них получившая время на боевую подготовку и понюхавшая пороху в небольших боях сражалась достойно. Да и вышеупомянутая 56-я пехотная дивизия впоследствии была у командования на хорошем счету.
Офицеры изучавшие впоследствии действия второочередных частей в Первой мировой войне приходили к выводу: «что в недочетах не столько были виноваты сами эти дивизии или же составлявший их личный состав, сколько те лица, на которых в свое время была возложена разработка плана организации второочередных дивизий, а также ряд непредвиденных событий и обстоятельств».
К сожалению, боевой опыт не был обобщен, частично из-за социальных экспериментов, обрушившихся на Россиию в 1917 г. Новый раунд «хождения по граблям» выпал на командование РККА. Накануне Второй мировой войны, Красная армия имела 98 стрелковых дивизий. Из них 37 дивизий с численностью мирного времени 5220 человек каждая, развертывались в 110 дивизий по мобилизации. Эти дивизии тройного развертывания (тройчатки) в полной мере можно считать аналогами резервных/второочередных в Императорской армии. В случае мобилизации каждый из трех полков такой дивизии давал основу для дивизии военного времени. Один полк являлся основой для дивизии с прежним номером, два другие в ходе мобилизации составляли костяк двух дивизий с новыми номерами.
В боях на реке Халхин-Гол недостатки подобного развертывания проявила 82-я стрелковая дивизия. 9 июля Г. К. Жуков, не смотря на предупреждение Б. М. Шапошникова, с марша ввел в бой полк 82-й стрелковой дивизии. Под атакой японцев части 82-й стрелковой дивизии обратились в бегство, бросая технику и оружие. После боя Шапошников указывал Жукову: «Вы жалуетесь на неподготовленность 5-й мотомехбригады и головного полка 82-й стрелковой дивизии, но ведь вы ничего не сделали, чтобы исподволь ввести их в бой, «обстрелять», дать комначсоставу и бойцам «принюхаться» к бою, обстановке. Вы эти части бросили наряду с другими в атаку, на них сделали ставку и хотели с их помощью «уничтожить» противника». Борис Михайлович знал о чем ведет речь, ведь он служил в резервном батальоне , а затем и взаимодействовал с второочередными дивизиями в Первой мировой…
27 июля 1939 г. комиссия Г. И. Кулика приняла решение о переходе к системе одинарного развертывания. Кулик был на Халхин-Голе в период эскапад 82-й стрелковой дивизии и воочию видел недостатки системы тройного развертывания, разбавлявшей кадровый состав запасными и людьми, ранее вообще не державшими в руках оружия.
Армия СССР накануне его распада имела ранжированную систему готовности частей А, Б, В и Г. Последние 2 типа дивизий именовались дивизиями кадра (назывались и скадрованными, и кадрированными, а в армейской среде и несколько иначе, созвучно последнему названию) и составляли до 70% от общего числа дивизий. Имея различную укомплектованность они все-таки имели в мирное время кадровый состав. В дивизиях типа «Г» полки и другие подразделения существовали только в мобилизационных планах, т.е. на бумаге. Толчком к созданию дивизий типа «Г», в которых не существовало развернутых частей и подразделений, послужила необходимость сокращения Вооруженных Сил при одновременном сохранении офицерских кадров, запасов боевой техники, вооружения и материальных средств. В этих дивизиях офицерский состав и прапорщики составляли примерно 10-15% потребности от штата военного времени, а сержантами и рядовыми дивизии обеспечивались по остаточному принципу из расчета необходимого минимального количества личного для охраны и обслуживания техники дивизии, находящейся на хранении. В 1988 г. все они, как и ряд дивизий типа «В», были преобразованы в БХВТ (базы хранения вооружения и техники) или БХИ (базы хранения имущества).
Современная Россия рассчитывает, что у нее будет время на развертывание. Предполагается, что противник потенциально способный осуществить сухопутное вторжение, не сможет это сделать без мобилизации. Таким образом, у России будет длительный срок для подготовки к войне, что позволяет отказаться от содержания кадрированных частей и оставить только базы хранения военной техники (БХВТ) На начало 2012 г. имелось 180 бригад мобилизационной готовности развертываемых из БХВТ. Вместе с тем опыт формирования, службы и боевых действий резервных войск периода 1877-1910 г.г. вполне актуален.
Также имеет место исторический и краеведческий аспект. В 1891 г. резервные полки и батальоны получили наименования частично по победам Российской армии: Рымникский, Ларго-Кагульский, Лесной, Варшавский, Карсский, Ардаганский и Оровайский и т.д.; частично по городам и уездам где они стояли накануне наименования: Юхновский, Златоустовский, Епифанский, Ирбитский и т.д. И при мобилизации жители близлежащих уездов призывались в эти полки. Наименования полков второй очереди 1914 г. уже осознано устанавливались территориальными: по тем уездам, из которых в годы войны они должны получать большую часть запасных нижних чинов. Предполагалось, что «запасные нижние чины, поступающие в полк, носящий имя родного им уезда, будут сознавать необходимость в боевых действиях поддержать честь своего полка, а остающееся на местах население уезда будет следить за службой и подвигами этой части, которая не только приняла на себя их сыновей и братьев, но и носит имя уезда». К сожалению, они в значительной мере оказались забытыми…
Tags: Второочередные дивизии, Первая мировая война, Резервные войска., Русско-японская война, Тройчатки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments